You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

«Для рынка таможенных представителей первостепенное значение имеет репутация»

Экспертное мнение

Под влиянием пандемии внешнеторговый оборот Северо-Западного региона сократился на 13,3%. О том, отразился ли спад на востребованности таможенных брокеров, о регулировании их деятельности и борьбе законодателя с «серым» сегментом корреспонденту BG Михаилу Кузнецову рассказал председатель правления Гильдии профессиональных участников рынка оказания услуг в области таможенного дела и ВЭД «Гермес» Павел Корчажкин.

"Компании". Приложение №178 от , стр. 19

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Под влиянием пандемии внешнеторговый оборот Северо-Западного региона сократился на 13,3%. О том, отразился ли спад на востребованности таможенных брокеров, о регулировании их деятельности и борьбе законодателя с «серым» сегментом корреспонденту BG Михаилу Кузнецову рассказал председатель правления Гильдии профессиональных участников рынка оказания услуг в области таможенного дела и ВЭД «Гермес» Павел Корчажкин.

BUSINESS GUIDE: Как пандемия повлияла на экспортно-импортные операции на Северо-Западе?

ПАВЕЛ КОРЧАЖКИН: Распространение коронавируса стало причиной закрытия границ, введения ограничений на поставки товаров и снижения спроса на ряд категорий. В марте и апреле заметно просели морские перевозки из-за остановки китайских предприятий, до сих пор остаются сложности в логистике авиационных грузов из-за прекращения пассажирского авиасообщения. Статистика Федеральной таможенной службы (ФТС) показывает, что за первое полугодие 2020 года экспорт из регионов Северо-Запада сократился на 13,7% и составил $20,6 млн. Импорт за тот же период сократился на 12,8%, до $15,9 млн. Тем не менее по некоторым категориям (потребительские товары, электроника) объем морских поставок после перезапуска китайских заводов постепенно выравнивается. Это же касается и количества выдаваемых деклараций, которое находится на уровне прошлого года.

BG: Привела ли эпидемия к снижению спроса на услуги таможенных представителей?

П. К.: В 2020 году таможенные представители выпустили около половины от общего числа деклараций, что сопоставимо с результатами 2018 и 2019 годов. Стабильность спроса на их услуги объясняется сложностью взаимодействия с таможенными органами. Законодательство, регулирующее внешнеэкономическую деятельность (ВЭД), постоянно меняется, и уследить за всеми подводными камнями может только эксперт в данной области. Без регулярного мониторинга ситуации риск допустить ошибку в декларации и получить штраф значительно возрастает. Кроме того, передача этих функций профессионалам на аутсорсинг обходится гораздо дешевле и эффективнее, чем содержание целого отдела ВЭД.

BG: Государство взяло курс на упрощение таможенных процедур и их перевод в электронную форму. Приведет ли это в перспективе к снижению спроса на услуги таможенных брокеров?

П. К.: Введение электронного декларирования облегчило работу и дало возможность решить часть проблем онлайн, избавившись от надоевших бумажек. Но ощущение, что без таможенных брокеров теперь можно обойтись, обманчиво. Одновременно с цифровизацией ужесточились таможенные проверки участников ВЭД, которые, как показывает практика, могут произойти и через полтора, и через три года после ввоза или вывоза груза. Так, в 2019 году по результатам проверок в бюджет было доначислено на 20% больше финансовых средств, чем в 2018-м. Поэтому во избежание штрафов и пени участники рынка готовы обращаться к профессионалам.

BG: Какие компании можно отнести к числу лидеров рынка таможенных представителей?

П. К.: По числу выданных деклараций наиболее крупным игроком является компания «ДХЛ-Экспресс». Она аффилирована с международным экспресс-перевозчиком DHL и занимается оформлением его грузов. Следом за ней идет ЗАО «Ростэк — таможенный брокер», имеющее отдаленное отношение к таможенной службе, поскольку ранее занималось эксплуатацией объектов таможенной инфраструктуры. На третьем месте находится компания «Центурион-логистик», которая специализируется на работе с авиационными грузами, прежде всего «Аэрофлота». В топ-10 также входят компании «Елтранс+», «ВТП Сервис Групп», «Таможенный брокер», «Мэйджор Карго Сервис», «Восход», «Профиль Евро» и ТК «Руста-Брокер». Большинство из них попало в рейтинг за счет широкого спектра услуг и длительного присутствия на рынке таможенных услуг. Особняком на их фоне стоят структура Союза ветеранов таможенной службы «ВТП Сервис Групп» и кэптивная компания Магнитогорского металлургического комбината «Таможенный брокер».

BG: Может ли текущая ситуация поменять расстановку сил в рейтинге крупнейших брокеров?

П. К.: Рынок уже давно устоялся, лидеры определились и прочно удерживают свои позиции на протяжении последних лет. Поэтому драматических изменений в первой десятке мы не ожидаем. Изменения возможны только в нижней части рейтинга, в том числе за счет банкротств. На протяжении последних десяти лет на рынке наблюдается процесс укрупнения, связанный с тем, что небольшие компании не выдерживают конкуренции с лидерами рынка, имеющими профессиональную команду, собственные склады хранения и долгосрочные партнерские отношения с таможенными перевозчиками. Сейчас в России насчитывается примерно 500 таможенных представителей, и их число продолжит сокращаться.

BG: В первой десятке таможенных компаний представлены в основном московские компании. Чем это объясняется, учитывая концентрацию основных портовых мощностей на Северо-Западе?

П. К.: Москва просто более крупный рынок. Там находятся все крупнейшие ритейлеры, штаб-квартиры банков. Большое значение для этого бизнеса также имеет близость к лицам, принимающим решения, и возможность вести с ними диалог. Кроме того, Москва отличается более развитой складской инфраструктурой. Тем не менее среди петербургских брокеров тоже есть компании, которые входят в первую десятку крупнейших. Например, член нашей гильдии ООО «Восход», который работает с крупными международными компаниями.

BG: Насколько высок порог входа на этот рынок?

П. К.: Для того чтобы стать брокером, достаточно обеспечить гарантию таможенных платежей в размере €500 тыс. Но самое сложное не выйти на рынок, а остаться на нем. Если брокер допустил несколько административных нарушений, не оплатил платежи или стал фигурантом уголовного дела, то он автоматически выпадает из реестра ФТС. И вернуться туда будет сложно, поскольку необходимо будет доказать, что ты являешься добросовестным участником рынка и у тебя отсутствуют штрафы.

BG: Фиксируете ли вы рост присутствия на рынке «серых» брокеров?

П. К.: Их число сокращается, но медленнее, чем хотелось бы. Недобросовестные участники рынка, работающие в тени, разрушают бизнес легальных игроков и снижают объем поступлений в бюджет. Поскольку для рынка таможенных представителей первостепенное значение имеет репутация, то такой инструмент, как рейтинги, позволяет участникам ВЭД понять, с кем из них можно работать, ничем не рискуя. Стоимость услуг цивилизованных брокеров выше, но при этом они готовы разделять риски клиента, нести издержки, если не смогли выполнить свою работу в срок. Кроме того, от репутации брокера зависит глубина проверки таможни, будет ли она запрашивать дополнительные документы и так далее.

BG: Почему жесткое регулирование со стороны ФТС не приводит к росту теневого сектора?

П. К.: Добросовестным компаниям невыгодно рисковать своим бизнесом, который строился годами. Когда ты вкладывал деньги и силы в создание инфраструктуры, прозрачной бухгалтерии и обучение специалистов, тебе проще идти по пути конкуренции.

BG: Как вы оцениваете текущий уровень взаимодействия между брокерами и таможенными органами?

П. К.: Основной вопрос, который беспокоит участников рынка,— введение категорирования по аналогии с Белоруссией и Казахстаном. Мы считаем, что для тех игроков, которые работают на рынке более десяти лет, не допускали нарушений, имеют достаточное количество специалистов в штате и внесли обеспечение, можно минимизировать риски. Речь идет о скорости оформления документов, количестве досмотров и финансовых проверок. В каждом из федеральных округов можно создать саморегулируемую организацию, которая будет солидарно отвечать за нарушение каждого из своих членов и сможет применять к нему санкции в виде исключения из реестра. Это позволит разгрузить ФТС, поскольку вместо ведения реестра таможенных представителей ведомство сможет отслеживать только реестр саморегулируемых организаций.

BG: Как вы считаете, почему механизм саморегулирования до сих пор не введен?

П. К.: У ФТС другой взгляд на этот вопрос. Для них не имеет значения, будет ли таможенных брокеров 500 или 520. Для них важнее собираемость платежей и отсутствие нарушений. Во все остальные процессы они не хотят вмешиваться, полагая, что конкурентная борьба должна определить, какой из брокеров лучше.

BG: Государство намерено проводить политику по упрощению доступа экспортеров к господдержке и ужесточению контроля за импортерами. Как это отразится на бизнесе брокеров?

П. К.: Увеличение объема экспорта никак не предполагает сокращения импорта. Внешняя политика любого государства строится на взаимном обмене товарами, и ужесточение контроля лишь увеличит количество клиентов, которые захотят воспользоваться услугами таможенного представителя.

Ссылка на источник